Пытаться изменить другого

Пытаться изменить другого

Если мы хотим создать добротность и качество наших отношений, нам надо позволить другому человеку делать то, что он хочет, и при этом наблюдать все свои переживания, независимо от того, радость ли это, любовь, восторг или все виды неприятия и аллергии на другого. Если мы позволим другому человеку поступать так, как он понимает и делать все, что ему хочется — мы увидим всю его обусповленность, все его возможности, все достоинства и недостатки, и сможем решить, быть нам с этим человеком, или нет.

Если мы сможем отпустить другого человека и позволим ему жить так, как он хочет, при этом наблюдая в себе все виды запретов, все свои недовольства, все свои раздражения — мы обязательно вырастем, мы многому научимся, станем зрелыми людьми. Но, вместо этого, мы пытаемся исправить другого. Однако надо знать, что если мы начинаем исправлять другого человека, даже если он исправился, мы на этом не остановимся. Если в ум вносится установка, что надо исправлять другого, заниматься другим, а не собой, то ум начинает смотреть на мир с позиции того, кого и где надо исправить. В результате мы начнем контролировать других людей, загонять их в рамки нашей обусловленности и представлений, и «обрезать» их согласно нашим проекциям.

Мы не можем проделывать такое с другими людьми, и при этом внутренне расцветать. Мы портим и развращаем ум, а потом хотим счастья. То, чему обучается наш ум, влияет на нашу жизнь. Если ум обучается хитрости и коварству, потом за него можно больше не беспокоиться — он будет коварен и хитер без надобности, даже когда нам это будет не нужно. В конце концов, он станет направлен против нас, он закроет нам весь белый свет, нам будет казаться, что все люди делают то же самое.

Поэтому, так с умом играть нельзя. Ум обучается и полностью отождествляется с тем, что ему поручили. После такой обработки он будет ходить только по накатанной колее, это не компьютерная программа, которую мы использовали, а потом взяли и отменили — с умом это не пройдет. Теперь он будет контролировать нас и рассказывать, что надо делать с другими, потому что он так обучен.

Если мы что-то кладем в рот, мы должны понимать, что мы туда вкладываем, иначе у нас будет несварение, мы можем полностью испортить желудок, отравиться. Но если мы что-то кладем в ум, мы также должны понимать, чем это закончится. Мы потом не сможем отказаться от того, что сами вложили в ум. Он будет контролировать нас и рассказывать, преподносить всю информацию о жизни, о другом человеке, о том, кто и что нас окружает так, как мы научили его. И мы будем полностью тождественны уму.

Человек может сомневаться в чем угодно, но он никогда не сомневается в собственном уме. Мы говорим: «У нас такой характер, мы так привыкли». Однако мы не имеем ни малейшего понятия, как этот характер создавался.

Мы смотрим на мир через призму собственных представлений, через узко-направленное, мутное стеклышко. Мы так привыкли смотреть, это наш обзор. И этот обзор даже не наш, нам его передали — родители, школа, друзья, преподаватели. В результате мы так запутываемся, что потом уже не знаем как выпутаться. Мы напутали внутри себя большой клубок проблем и для того, чтобы размотать его, нам нужно учиться осознавать всё, что с нами происходит и, прежде всего, заниматься собой, а не другими.

По материалам Центра Томалогии